— Извините, я вас оставлю... Развлеките пока друг друга сами.
И предательски слинял, оставив совершенно растерянного Витьку наедине с грустной принцессой.

Дети — это так здорово, правда?

— Отставить подставлять брата! — рявкнула мама. — И притворяться младенцем — тоже отставить!

— Просто странно, — заметила мэтресса Тереза, — как это без Алекса обошлось?

Ты бы предпочла, чтобы они ходили колонной по четыре, отдавали честь и цветы вытаптывали только строевым шагом и по команде!

Наследник престола, поднятый на уровень лица, радостно задрыгал ножками, пошлепал ладошками по дядюшкиным манжетам и со счастливым хохотом ухватил Элмара всей горстью за нос.

— Да тут скоро массовый выполз пойдет, — хихикнул Жак. — Полгода без магии — это ж почитай вся контрацепция местная тю-тю. К зиме демографический взрыв грядет.

— А кто тебе виноват? — сурово нахмурилась королева. — Бурная молодость, хорошая память и персональные капризы — это все твое, сам и справляйся.

Где это видано — принцессу жопой пихать!

— К демонам протокол! — взрыкнула королева. — У нас похитили ребенка!

Судя по реакции братьев, они уже не только заказали младшенькому гроб, выкопали могилку и договорились с ближайшим жрецом, но и согласовали меню для поминального ужина.

Виктор обнаружился чуть позже висящим на перилах подвальной лестницы. Руки-ноги у него на этот раз остались в полном порядке, чего нельзя было сказать о печени. Если не считать проклятий в адрес собственной неосмотрительности и обещаний неведомо кому никогда больше не тянуть в рот неведомо что, пришельца интересовали только два вопроса: что они туда намешали и не видел ли кто Мафея.

Кантор явился под утро, тоже с явными признаками похмелья, парой ссадин на помятой физиономии и сбитыми кулаками. По одному взгляду королевы предвидя последующий вопрос, он коротко отчитался, что все выполнено в лучшем виде, небольшие творческие разногласия устранены, никого не убил. После чего без какой-либо паузы поинтересовался, не видел ли кто Мафея.

Оба паладина дружно стонали и хором интересовались, не видел ли кто Мафея

Утро пятнадцатого дня Желтой луны не задалось практически у всех, кого ни спроси, — ясное дело, понедельник, чего от него еще ждать.