Дэн помолчал, затем вдруг произнес вполголоса, словно опасаясь испугать кузена столь крамольной мыслью:
— Знаешь, он мне чем-то деда напоминает.
Макс не нашелся, что ответить.

— Мэтр, иногда мне кажется, что Кантор по сравнению с вами нечеловечески тактичен и доброжелателен

«Мудрая женщина» выглядела, как и положено даме ее статуса: почтенный возраст, четыре седые косы, свисающие из-под меховой шапки, ожерелье из каких-то черепушечек (судя по размеру, хомячковых), солидный посох с бубенчиками…

— Мы искать и находить! Дева и драконы! Мудрая женщина! Она говорить! Ты идти с нами!

— Диего, ты в своем уме, а? Три часа ночи!
— Я знаю, который час! — раздраженно отозвался непочтительный мистралиец. — Но тут такое делается… такое, что даже Шеллар вприпрыжку скачет, не зная, за что хвататься!

— Ольга от вас тоже сбежала?

Обладай он от природы здоровым цветом лица, может, его выдала бы излишняя бледность, но на его счастье бледным он был всегда, а заметить легкую прозелень сумел бы только особо зоркий наблюдатель, способный различать тончайшие оттенки цвета.

«Господин советник, проснуться быстро-быстро! Вас срочно нуждают во дворец! Случилась беда и страшный ужас!»

Всю свою предыдущую жизнь его величество Шеллар III находил, что рассветы над Даэн-Риссом необычайно красивы, особенно, если любоваться ими с какого-нибудь из верхних башенных этажей.

К сожалению 99% подростков знают о наркотиках (не употребляют, а именно прекрасно осведомлены), но не знают о книгах Панкеевой!

(c)Skiv

Официальный черный костюм сидел на Раэле как влитой, и Толик, у которого вечно то пиджак топорщился, то галстук съезжал, тихо предавался низменной зависти.

Прошмыгивая в убежище мимо грозной королевы, Ольга успела услышать, как та вполголоса сожалеет о невозможности оторвать некоторые важные части тела младшему сыну, чтобы впредь знал честь и не плодился как попало. Подумать только, из-за его бурундуков…

— Если папа — собака, — разъяснила девочка, — и мама тоже собака, объясните мне, почему дети — бурундуки?!

Дети — это так здорово, правда?

— Отставить подставлять брата! — рявкнула мама. — И притворяться младенцем — тоже отставить!