Я вчера удостоился чести ужинать с ослепительной Камиллой Трезон, так, что уснул только в пять утра.

Стоп, а с кем это я вчера пил?

Там что сам барон Сорелло, что его шериф, два сапога — валенки... Там и драконы заведутся, а они не заметят. А заметят, так полгода будут думать: сообщать в столицу или так обойдется?

Возвращаясь в спальню, чтобы одеться, принц-бастард налетел на какую-то полуодетую девицу, стоявшую посреди коридора и таращившую на него глаза в немом восхищении.

…разворуют все, что плохо лежит, не успеешь и «мяу» сказать.

Мой батюшка был еще мужик хоть куда, и у них вскоре появился общий ребенок, принц Аллеар.

На рубашечке имелся жуткий рисунок, при виде которого любой некромант удавился бы от зависти.

Пьяный русский хакер практически непобедим.

Его величество решил, что этим следует заняться вам. Он считает, что вы страдаете от безделья, и небольшая необременительная работа на благо короны будет вам полезна.

…нет, бывают же такие мужики на свете! Два метра с огромным гаком, плечи — во, старичок Шварц отдыхает, а глаза, мама моя родная, какие глаза, синие, как небо, взглянешь в них — и голова кружится, словно с обрыва в пропасть посмотрела...

— Неудобно дракона трахать — хвост мешает.

Это после твоих полезных советов герцогиня Дварри пришла ко мне, разрисовав лицо красками, с перьями в волосах, и, отдаваясь, завывала, как кошка в Голубую луну?

С ним мы завтра разберемся, с этим великим магом, избитым девушкой.

— Понятно, — вздохнул король. — Опять труп посреди комнаты. Опять ковер придется чистить заново.

Не надо было, конечно, на него с доисторическим мослом кидаться, может, он и не хотел ничего плохого, но с перепугу же не думаешь, что делаешь.